Хлеб - святыня Беларуси

Хлеб - святыня Беларуси

Хлеб для белорусов исторически был святыней. Практически всегда. По крайней мере, об этом ещё вспоминает самое старшее поколение, помнящее ужасы войны, пишут старые книги, и это же рутинно вещала советская пропаганда в последние десятилетия СССР. Но тогда это уже точно было неправдой, потому что хлеб дотировался, и его массово скупали (по 14-16 копеек за буханку) те, кто держал в подсобном хозяйстве свиней. Тогда, наверное, и размылось это ощущения святости, знаковости хлеба как основы питания. А потом и стремительный рост благосостояния, уже в годы независимости, сказался. Подумаешь, эка невидаль – хлеб!

Но до революции отношение к хлебу было вообще религиозно-мистическим. Упавшую на пол хлебную крошку поднимали с поцелуями и извинениями. Женщины, месившие тесто, не должны были иметь месячных и интимных отношений с мужем за несколько дней до этого священнодействия. Боялись, что иначе хлеб растрескается и будет невкусным, а ещё быстро зачерствеет или заплесневеет. Впрочем, почтение к хлебу требовало есть его даже чёрствым и с плесенью, тогда человек не будет бояться грома, не утонет, не испытает нищеты и доживёт до старости. Для выработки такого отношения к хлебу детей воспитывали с детства. Даже ребячьих драк не начинали, не отложив хлеб бережно в сторону. И сама дзяжа для теста была предметом священным. Невесты символически садились на хлебную дежу, покрытую кожухом, чтобы публично подтвердить свою невинность. А когда хлеб уже выпекался в печи, детям строжайше запрещалось «дурэць» – бегать, кричать, шалить, чтобы не прогневать хлеб.

Самым главным для белоруса был хлеб ржаной – пшеничная мука была привилегией знати, её в крестьянских хозяйствах почти не знали. Ещё употребляли овсяную и гречневую муку – как изредка и сегодня ещё можно встретить в Полесье. Настоящий крестьянский хлеб был размером с порядочное решето и весил несколько килограммов – примерно как сегодняшний фирменный «Радзивилл» или даже больше.

После войны белорусская хлебопекарная традиция неуклонно клонилась к упадку. Пока не настали 1980-е и не нашлись люди, решившие возродить белорусский хлеб.